Свидетели Госдепа

Свидетели Госдепа

Первые открытые слушания об импичменте президента США Дональда Трампа в конгрессе ни на йоту не приблизили демократов к заветной цели — доказать, что хозяин Белого дома совершил преступление, которое должно повлечь за собой его отстранение от власти и предание суду. Противозаконная деятельность главы государства свидетелями не подтверждается.

Может показаться, что допросы сотрудников Госдепартамента (а именно они были вызваны в первые два дня слушаний) были совершенно бессмысленными. Но это лишь на первый взгляд. Карьерные дипломаты Джордж Кент, Уильям Тейлор и Мари Йованович, работавшие на украинском направлении, должны были подтвердить не только для законодателей, но и для всей многомиллионной американской телеаудитории, что Дональд Трамп ведёт себя совершенно недопустимо и своими действиями подрывает складывавшийся десятилетиями внешнеполитический курс Соединённых Штатов. Видимо, к концу слушаний должно прозвучать нечто, созвучное советскому: «На чью мельницу он льёт воду?!»

Процедура импичмента, начатая по весьма сомнительному поводу, по сути дела, превратилась в дискуссию о внешней политике Вашингтона и роли внешнеполитической бюрократии в её формировании. По мнению атакующих Трампа демократов и вызванных ими на Капитолийский холм свидетелей из Госдепартамента, именно эта бюрократия обладает ничем не замутнённым вѝдением национальных интересов страны. Она знает, как Америке надлежит действовать за рубежом, кто является её врагами, а кто — союзниками. Прямо, конечно, это не говорилось, но все шаги главы государства рассматривались именно с точки зрения одобрения или осуждения таких шагов со стороны профессионалов из Госдепартамента и разведсообщества.

Особенно ярко нелюбовь бюрократов к Трампу отразилась во вступительном слове бывшего посла США в Киеве Мари Йованович. Она заявила, что уволили её несправедливо, и пожаловалась на «кампанию очернения» деятельности американских дипломатов на Украине. Трамп же, по её словам, «подверг угрозе» всю политику Вашингтона в отношении «молодой европейской демократии». Йованович добавила, что поддержка киевского режима в полной мере соответствует национальным интересам США (поскольку это часть сдерживания России) и не должна ставиться под вопрос. Мол, Украина — воюющий союзник Вашингтона, и точка.

Конгрессмены-республиканцы попытались уточнить у экс-посла, кто определяет внешнюю политику государства, назначает и увольняет диппредставителей и других госслужащих исполнительной ветви власти. Йованович вынуждена была с неохотой согласиться, что, согласно Конституции, это делает президент. Однако тут же последовало множество уточнений — о преемственности внешнеполитической линии, «профессионализме тысяч мужественных мужчин и женщин», работающих в Госдепартаменте, важности союзников, «идеалах демократии» и так далее. Рефреном звучал тезис о «межведомственном взаимодействии» — то есть, по всей видимости, согласованности работы «мужественных мужчин и женщин» Госдепа, ЦРУ, ФБР и иных служб. Роль президента как-то сразу сократилась до чисто декоративной…

Слушая Йованович, понимаешь, как думают бюрократы в Вашингтоне. Президент Соединённых Штатов — это круто и почётно, но внешняя политика не должна зависеть от его «произвола». 

Есть «святые вещи» вроде поддержки союзников, «правильного» понимания национальных интересов и «золотого кадрового фонда» Америки — тех самых «мужественных мужчин и женщин», которые, по словам бывшего посла, «смущены и разочарованы многими шагами» главы государства.

Возможно, в этом и состоит замысел демократов. Довести до конца процедуру импичмента им вряд ли удастся, зато можно попытаться напугать граждан Соединённых Штатов неуправляемым лидером, который ни в грош не ставит профессионалов, обеспечивающих национальную безопасность страны и её авторитет на международной арене. Раз уж избиратели повелись на его популистскую риторику в 2016-м, теперь они должны одуматься и исправить свою досадную ошибку в 2020-м.

Вряд ли эта тактика сработает — всё-таки американцы при всей своей приверженности республиканскому строю и Конституции с чётким разделением властей в большинстве своём думают, что на 4—8 лет выбирают практически царя — с неограниченными полномочиями и карт-бланшем на любые изменения. Они, конечно, помнят, что в стране есть конгресс и Верховный суд. Более того, они огромное значение придают местному самоуправлению, но именно президент для них — символ власти.

Поэтому, когда импичменту пытались подвергнуть Билла Клинтона, к исходу процедуры (неудачной) рейтинги президента существенно поднялись, а вот популярность конгрессменов, особенно из оппозиционной партии, серьёзно просела. Главный инициатор того импичмента, спикер палаты представителей республиканец Ньют Гингрич, даже вынужден был подать в отставку, не дожидаясь перевыборов.

К так называемому разведсообществу у американцев ещё более сложное отношение. С одной стороны, его членов чествуют как защитников страны. С другой — их побаиваются и им не особенно доверяют. Примерно то же самое можно сказать и о сотрудниках Госдепартамента. В массовом сознании они делятся на две категории — церэушники под прикрытием и бесполезные пустобрёхи. Может быть, это и несправедливо, но vox populi vox dei.

И надо сказать, внешнеполитический истеблишмент Соединённых Штатов сделал многое для того, чтобы заслужить свою скверную репутацию. Йованович лишь добавила контрастности картинке, складывающейся в головах простых американцев.

«Высокий профессионализм» Госдепартамента и разведсообщества США стали главными причинами втягивания Америки в череду нескончаемых войн на Ближнем Востоке. И если атаку на «Талибан»*, приведшую к постоянному военному присутствию в Афганистане, можно попытаться оправдывать терактами 11 сентября, то вторжение в Ирак было осуществлено под ложным предлогом. Либо «высокие профессионалы» совершили чудовищную ошибку, либо попросту врали своей стране и всему миру.

Следом произошло разрушение ливийской государственности, в результате чего в Европу и США хлынули сотни тысяч беженцев. Затем «мужественные мужчины и женщины» умудрились отыскать в Сирии «умеренных» и «демократически настроенных» оппозиционеров, которым стали всячески помогать, в том числе и поставками оружия, и при этом проморгали появление на территории Сирии и Ирака террористического халифата. Впрочем, некоторые эксперты уверены, что ЦРУ намеренно поощряло боевиков ИГИЛ** с целью свергнуть Асада. Что доподлинно известно и подтверждено авторитетными внешнеполитическими изданиями США, так это поставки оружия по линии ЦРУ и Пентагона разным сирийским формированиям непримиримых борцов с Дамаском, которые затем сражались друг против друга.

Так почему народ и новый президент, им избранный, должны верить сведениям разведки и полагаться на рекомендации Госдепартамента? В отношении Украины вопрос стоит особенно остро.

С какой стати американцы должны считать союзником страну, которую они не все могут найти на карте, но о которой доподлинно известно, что она находится в состоянии конфликта с Россией, во всяком случае по заявлениям самой Украины? Почему президент, которого избрали в том числе благодаря его внешнеполитической программе прекращения долгих войн и налаживания отношений с Москвой, должен вести дело к войне?

Допустим, однако, что в позиции американского внешнеполитического истеблишмента есть своя правда. Пусть сотрудники Госдепа, ЦРУ и других федеральных ведомств выработали внятную и непротиворечивую концепцию международной политики. Но с какой стати лидер, избранный на высший государственный пост, должен ей следовать? Тут уж одно из двух — либо демократия окончательно отменяется (во всяком случае при принятии важных решений), либо такая концепция не стоит даже бумаги, на которой она написана, если политическое руководство страны считает её вздорной и непродуктивной. В последнем случае им надлежит взять под козырёк и делать, что велено. Или подать в отставку.

Если же бюрократы сопротивляются, скрыто или прилюдно выражают своё неодобрение новой политики, а иной раз и саботируют её воплощение в жизнь, то почему они удивляются и возмущаются, когда их подвергают публичной критике и увольняют с занимаемых постов? Ведь именно это удивление и возмущение Мари Йованович пыталась «продать» конгрессу. Она, в частности, заявила: «Речь идёт о гораздо большем, чем я или несколько других человек. Специалистов внешнеполитических служб очерняют, их авторитет подрывается, сам институт деградирует. Это скоро причинит реальный вред, если уже не причинило».

Но ни про принципы демократии, ни про прошлые ошибки дипведомства и разведсообщества экс-посол предпочла не вспоминать. Как, впрочем, и о своём удивительном «неведении» относительно роли бывшего вице-президента Байдена и других членов администрации Обамы в делах Украины. Ведь, по сути дела, Киев находился под прямым внешним управлением Вашингтона. Ни одно значимое решение и назначение не делалось без утверждения в Белом доме и Госдепартаменте. А это значит, что украинская коррупция, на которую так сетовала Йованович в своих показаниях, — тоже вина американского истеблишмента, если не прямое следствие его действий. Этим-то почему «мужественные мужчины и женщины» не возмущались?

Если что и стало ясно в первые же дни слушаний в конгрессе, то это факт полной убеждённости секты «свидетелей Госдепа» в собственной непогрешимости и святости своего исключительного права определять внешнеполитический курс США.

Трамп поставил это право под сомнение — в этом и состоит его реальное «преступление». Поэтому так важен исход импичмента и результаты выборов 2020 года. Если 45-го президента США не отстранят от власти за его «ересь», значит, впервые с конца 1940-х власть сектантов перестанет быть абсолютной и непререкаемой.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014

Дмитрий Дробницкий. Политолог, американист

Источник