Выборы позади, зима впереди. Что будет с тарифами?

Выборы позади, зима впереди. Что будет с тарифами?

Минувшим летом парламентскими выборами завершилась горячая электоральная пора: время больших надежд и громких обещаний. Вне всяких сомнений во главе угла стояла тема тарифов на услуги ЖКХ – один из самых острых вопросов для украинского общества. Но одно дело предвыборный оптимизм, а совсем другое дело суровая реальность. И она собирается внести серьезные коррективы.

Начать следует с позитивного момента. В кои-то веке украинские власти своевременно накопили необходимое количество газа для бесперебойного прохождения отопительного сезона – в ПХГ закачаны рекордные 20 миллиардов кубометров газа. Для сравнения, ровно год назад запасы составляли 16 млрд. кубов. Причины у этой запасливости две. Во-первых, снижение поставок российского угля. С июня 2019 года его поставки на Украину осуществляются только по специальным разрешениям, которые теперь в частном порядке выдает Минэкономразвития РФ. Новые правила являются ответом на ранее принятые антироссийские санкции со стороны Киева. И чтобы максимально компенсировать угольный дефицит, Киев активизировал импорт газа. Во-вторых, украинские власти пытаются сохранить газовый транзит из России. А его базовым условием является стабильная загрузка топливом украинских подземных хранилищ.

Однако обойтись газом единым не получится. Потому что уголь занимает солидную долю в энергобалансе страны. В частности, в балансе теплоэнергии – порядка 23%, а в балансе электроэнергии около 45% — то есть почти половину. К слову, это главная причина, по которой Киев текущей осенью возобновил импорт электроэнергии из России, впервые с 2015 года. Между тем, ситуация с запасами угля близка к критической. На конец сентября на складах тепловых электростанций было накоплено чуть более миллиона тонн угля. А это вдвоем меньше, чем необходимо, чтобы благополучно пережить холода. Показатели хуже были только осенью 2016 года, когда в хранилищах находилось менее 900 тысяч тонн. В тот сезон из-за нехватки угля энергосистему лихорадило от многочисленных веерных отключений.

Тем не менее шансы на прохождение зимы без катастроф довольно высоки – во многом благодаря возобновлению импорта российской электроэнергии.

Но это технологический аспект. Есть еще и ценовой аспект, который беспокоит население не меньше. Здесь, кстати, тоже имеется один позитивный момент. Цены на газ в текущем году были в среднем ниже на 25%, чем годом ранее. На сегодняшний день конечная цена для населения колеблется в диапазоне 6-6,5 гривен за кубометр. Под занавес правления Петра Порошенко газовый тариф был увеличен до 8,5 грн. за кубометр. А 1 мая 2019 года было запланировано еще одно повышение, которое взметнуло бы стоимость кубометра до 10 гривен. Хотя уже к началу текущего года повышение тарифов докатилось до ситуации, когда средняя платежка за услуги ЖКХ превышает величину прожиточного минимума – 2500 гривен против 2027 гривен.

Победа Владимира Зеленского, обещавшего разобраться с ростом коммунальных тарифов, вынудила отказаться от майской индексации. Более того, цены пошли вниз. В июле и августе официальная статистика даже зафиксировала дефляцию цен на услуги ЖКХ. Снижение газового тарифа оказалось настолько продуктивным, что, к примеру, с лихвой компенсировало подорожание водоснабжения. Однако долгожданная справедливость торжествовала недолго. На днях «Нафтогаз-Украина» объявил о скором подорожании газа. «Есть риск, что зимой газ подорожает, потому что на него увеличивается спрос. На это указывают и текущие биржевые прогнозы. На период отопительного сезона повышение может составить 20-25% – до 8,5 грн. за куб. Если будет прерывание транзита российского газа, кризис поставок, то цены могут подскочить еще больше», — развеял коммунальный оптимизм глава компании Андрей Коболев. Разумеется, дорожающий газ тут же потащит за собой и прочие коммунальные услуги – в первую очередь стоимость отопления и горячей воды.

И надо понимать, что обозначенные ориентиры далеко не предел. Дело не только в озвученных факторах, но и в более фундаментальных вещах. Напомним, что текущим летом Украина приступила к формированию рынка электроэнергии. До этого момента распределение произведенной в стране электроэнергии контролировалось государственной компанией «Энергорынок». Работало это следующим образом: электростанции продавали «Энергорынку» электроэнергию по фиксированной цене, которая устанавливается правительством. Затем госкомпания раздавала электричество по всем Облэнерго страны, а они уже распределяли ее между конечными потребителями. Запуск рынка кардинально меняет эту схему. Теперь контракты на продажу электроэнергии должны заключаться на бирже компаниями-посредниками и трейдерами, а Облэнерго будут отвечать только за ее поставку по сетям. Иными словами, единая технологическая цепочка дробится на отдельные звенья, которые отдаются на откуп частным компаниям.

Нечто схожее ожидает и газовую сферу. Как уже заявили в «Нафтогазе» дробление гиганта начнется в январе 2020 года.

Таким образом государство фактически потеряло инструменты регулирования тарифов в электроэнергетике и готовится расстаться с ними и в газовой сфере. При этом снижения цен на услуги ЖКХ в результате запуска рынка не стоит ожидать, как того обещала команда Зеленского, кивая на европейский опыт создания энергетического рынка. Исключительно уже потому, что в Европе нет аналогов Рината Ахметова и кучи смотрящих, которые формально и неформально контролируют не только гигантскую долю генерации, но и все институты, обеспечивающие работу энергетики – от региональных инстанций до судов и Верховной Рады, обеспечивающей «правильную» законодательную базу. Поэтому едва ли приходится надеяться, что создание рынков в сфере энергетики произойдет в пользу населения, а в не в пользу различных олигархических и бюрократических группировок.

И это удар по Владимиру Зеленскому, который так запросто потерял контроль над тарифами. Теперь выполнить свое предвыборное обещание и разобраться в проблемах ЖКХ будет куда труднее. Ведь отныне это прерогатива частных энергетических компаний, а не правительства. Но стоит отметить, что выбор у него был невелик. Дело в том, что либерализация энергетики является частью международных обязательств Украины по внедрению норм Третьего энергопакета ЕС. Они, в свою очередь, увязаны с кредитной программой МВФ. А сотрудничество с фондом – это последняя черта, отделяющая Украину с ее непомерными долгами от дефолта. Замкнутый круг. Но Владимир Зеленский, получивший фантастическую поддержку со стороны населения, даже не пытается разорвать этот порочный круг. А это чревато стремительным разочарованием граждан и волной социального недовольства.