Заложники бандеровского «судоБЕСчинства»: Сергей Долженков и Евгений Мефедов снова остались за решеткой

Заложники бандеровского «судоБЕСчинства»: Сергей Долженков и Евгений Мефедов снова остались за решеткой

В Центральном районном суде Николаева состоялось заседание по делу Сергея Долженкова и Евгения Мефедова, обвиняемых в публичных призывах к свержению конституционного строя на акции возложения цветов к местному памятнику героям-ольшанцам 28 марта 2014 года.

Подчеркнем, что одессит Долженков и гражданин России Мефедов, проживавший в Одессе, являются «старожилами» среди политзаключенных, поскольку безальтернативно содержатся в СИЗО с мая 2014 года. Ранее они оба были оправданы по «делу 2 мая», но очередное сфабрикованное обвинение не заставило ждать. Так или иначе, парни шестой год находятся в тюремных застенках, а судебный беспредел, творящийся вокруг них, является предметом обсуждения и мониторинга множества правозащитников, в том числе, европейских.

Итак, на этот раз суд занимался допросом свидетелей по делу, в частности, был допрошен корреспондент местного издания, находившийся в тот период возле памятника героям-ольшанцам в Николаеве.

«- Скажите, свидетель, — спрашивает адвокат Валентин Рыбин, — а как выглядело со стороны это мероприятие?

— ???

— Было ли страшно?

— Да нет, наоборот, если бы не повод — возложение цветов к памятнику, я бы рассмеялся.

— Почему?

— Ребята вставали на колени, клялись в верности Николаеву, провозглашали «Один за всех — все за одного!» Было впечатление, что они в детстве еще не наигрались в мушкетеров.

(Свидетель отвечал на вопросы, и становилось понятно, что это — свидетель защиты).

— Я правильно поняла, — спросила судья, — что их целью было возложение цветов?

— Совершенно верно!

— Спасибо, Вы свободны!», — так, например, выглядел допрос «свидетеля обвинения» — пожилого николаевского корреспондента, выехавшего на место события по заданию редакции.

А это — фрагмент допроса еще одного свидетеля — жительницы Николаева:

«- Скажите, свидетель, — спрашивает прокурор, — какие флаги были у митингующих?

— Один флаг, как я помню.

— Чей, какого цвета? Украины?

— Нет. Флаг был черно-красный.

— ?????

— Спасибо, свидетель. Свободны».

Эти и другие свидетели, в том числе, женщина-полицейская, допрошены и отпущены. Оказалось, что никому из присутствовавших на упомянутой акции ни о каких противоправных действиях Долженкова и Мефедова ничего неизвестно. К слову, представителей радикальных группировок на этом судебном заседании замечено не было: вероятно, «патриоты» ушли на летние каникулы.

«В зале много прессы и не видно «бабуинов», обычно скачущих в коридоре с кричалками и мычалками, надоевшими всем нормальным одесситам за пять постмайданных лет до чертей волосатых!», — сообщает из зала суда репортер Владимир Рыбин.

Впрочем, главным вопросом судейской повестки было рассмотрение ходатайства адвоката Сергея Долженкова Ольги Балашовой о смене ему меры пресечения на домашний арест. Адвокат Владимир Рыбин, в свою очередь, отметил, что на заседании присутствуют не только журналисты, но и народный депутат Украины Николай Скорик, который намерен взять обвиняемого Сергея Долженкова на поруки. Тем не менее, прокурор подал встречное ходатайство о продлении застенка. Фрагмент стенограммы от репортера Владимира Рыбина:

« — Прокурор, вы вручали ходатайство подсудимым? — спрашивает судья.

— Да!

— Никто нам ничего не вручал! — парируют обвиняемые.

— Прокурор, как, вы вручали?

— Положил на край стола…

— Прокурор, где роспись подсудимых о вручении?

(Прокурор суетится с листками, бегает туда-сюда)

— Обвиняемые, вам положено три часа, сколько вам нужно для ознакомления?

— Одна минута, Ваша честь! — бодро рапортует Мефедов.

— Перерыв десять минут, — объявляет судья».

После перерыва в зале суда долго продолжалась дискуссия на предмет того, чье ходатайство удовлетворять — прокурора или адвокатов и народного депутата? С одной стороны — обоснованные и убедительные выступления защиты и самих подсудимых, ярко доказывающие вздорность обвинения и бесчеловечность власти. С другой стороны — не особо утруждающий себя красноречием прокурор, с виду подневольный: обязали — вот и скрипит авторучкой! Судя по всему, судья все это понимает и, возможно, где-то даже сочувствует узникам. Но что толку, когда есть установка — сидеть!

«По ходу дела судья рассмотрела еще одно достаточно нахальное ходатайство. Некий свидетель Саркисьян, написавший донос, положенный в основание дела, заявил желание давать показания дистанционно, по видеосвязи. Недосуг ему, доносчику, по судам ездить! Вы там гноите в застенке оговоренных мной людей, а я, хороший и красивый, погуляю по улице! Судья отказала наглецу. Придется ему посмотреть глаза в глаза оболганным им людям…», — сообщает Владимир Рыбин.

Итого, Николаевский суд перенес оглашение решения по делу Долженкова-Мефедова на 16 августа. Отнюдь непонятно, что руководило действиями представителей Фемиды в плане каких-то ожидаемых изменений за последующие пару суток. Однозначно лишь то, что вся запредельная дурь и кровожадность современной репрессивной украинской системы обязательно будет предметом препарирования и изучения в будущем. Но пока это будущее не наступило, заложники бандеровского «судоБЕСчинства» продолжают томиться в неволе…