Макрон повинился и задобрил протестующих. Достаточно ли этого?

Макрон повинился и задобрил протестующих. Достаточно ли этого?

Политический класс Франции еще никогда не был так напуган мгновенно вспыхнувшими и охватившими всю страну протестами  «желтых жилетов», которые поддержали практически все слои населения.

Прежде чем обратиться к нации в понедельник в прайм-тайм, Макрон 4 часа совещался во дворце за круглым столом с министрами, лидерами двух палат парламента, представителями бизнеса и руководителями профсоюзов. Обычно говорливый, президент сам хранил молчание и слушал внимательно своих собеседников. Вечером ему предстояло попытаться убедить «желтые жилеты» не устраивать в выходные очередное противостояние с властью — пятый раунд протеста.

А в 20-00 по местному времени, стараюсь сдержать волнение, Макрон в короткой речи — всего 13 минут — начал заново долгий путь восстановления доверия к себе, к президентской власти. Он объявил, что с января 2019 года минимальная заработная плата увеличится на 100 евро в месяц и составит 1 285 евро в месяц. С нового года не станут облагаться налогами и сборами дополнительные часы работы. Если компания намерена поощрить сотрудников в конце года, то эта премия также не станет облагаться налогами. И эти меры в дополнение к уже отмененному налогу на топливо, с чего и начались собственно протесты.

Объявленные меры были вырваны протестующими — и французы ждали их как должное. Но одних плюшек бунтующему народу не достаточно, чтобы восстановить доверие к институту президентской власти. И Макрон публично повинился, что не сумел вовремя понять свои ошибки. Он признал, что не смог найти решения достаточно быстро после своего избрания. «Возможно, у меня сложилось впечатление, что это не моя забота, что у меня были другие приоритеты. Я беру на себя свою долю ответственности. Я знаю, что обидел некоторых из вас своими словами», — каялся он. Макрон сказал, что слышал и понимал гнев и негодование протестующих, которые, по его словам, были «глубокими и во многих отношениях законными». Но вместе с тем признал, что нельзя оправдать нападение на полицейского, жандарма или повреждение магазина или общественного здания. «Когда насилие развязано, свобода заканчивается». — убеждал он французов. Забавно, согласитесь, пока протесты носили мирный характер, хозяин Елисейского дворца игнорировал их. Как только Париж стал гореть и дымиться от слезоточивого газа, президент стал понимать гнев своих сограждан.

Досталось в выступлении и политикам: «Мы все видели игры оппортунистов, которые пытались воспользоваться искренним гневом…, мы видели политиков, чьи проекты заключаются в том, чтобы пошатнуть республику и устроить анархию». Камень явно в огород лидера правого Национального фронта Марин Ле Пен, наиболее яркого критика оппортунизма Макрона.

Президент обещал провести более широкие общественные консультации по пакету своих предложений. Но отказался идти на попятную в вопросе налогообложения имущества.

Он заключил: «Мы находимся в историческом моменте в нашей стране. С диалогом, уважением и вовлечением мы добьемся успеха. Мое единственное беспокойство — это вы, мой единственный бой за вас — наша единственная битва за Францию.» По словам президента, уже в этот вторник глава правительства выступит в парламенте с подробным планом социально-экономических инициатив президента.

Ну, а как французы восприняли обращение к ним Эммануэля Макрона? Сочтут ли достаточными предложенные меры или увидят в них крохи с барского стола? С тех пор, как начались выступления «желтых жилетов», французского правительства всегда запаздывало со своими мерами. Не случится ли этого и в этот раз?