Православные поляки отказались признавать украинский томос

Православные поляки отказались признавать украинский томос

Вот, собственно, и все: даже православные поляки, казалось бы, «европейские адвокаты Украины в рясах» отказались признавать право украинских раскольников на предоставление им томоса на автокефалию.

Архиерейский Собор Польской православной церкви (ППЦ) 15 ноября 2018 года запретил своим священникам вступать в евхаристическое общение с представителями двух самосвятских раскольничьих церквей — УПЦ КП Украинской православной церкви Киевского патриархата) и УАПЦ (Украинской автокефальной православной церкви). То есть тех двух церквей, из которых президент Украины Петр Порошенко и Вселенский (Константинопольский) патриарх Варфоломей по заданию и по заказу США взялись слепить некую новую «автокефальную украинскую церковь», полностью независимую от Русской православной церкви (РПЦ) и Московского патриархата. В этом суть мероприятия – разорвать едва ли не последнюю мощную духовную скрепу между Украиной и Россией, уходящую традициями вглубь веков и в души двух православных народов.

Для этого в Украине на 22 ноября назначен некий «объединительный съезд», который и должен явить миру новую церковь, «заточенную» под томос. Для пущей важности и стопроцентной представительности к УПЦ КП и УАПЦ, главным «объединентам» мероприятия и будущим томосоносителям, должны подогнать (иначе не скажешь) и отступников от/из Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), единственной канонический признанной православной церкви Украины. Для того, чтобы процесс пошел стопудово и задание «Большого белого брата», обещающего сделать из Украины «новый Техас», было выполнено без задержек (деньги-то уплачены), бывший капитан турецкой армии, а теперь Вселенский патриарх Варфоломей подогнал в Киеве своего представителя, 59-летнего и опытного архиерея – митрополита Галльского и епископа Константинопольской православной церкви Эммануила (Адамакиса), который должен возглавить организацию объединительного съезда» и проследить, чтобы «шеф» Варфоломей в Киеве не опростоволосился.

Митрополит Эммануил – тоже грек, как и Варфоломей, и личность в православном мире заметная хотя бы тем, что он – неистовый экуменист, сторонник признания всех церквей вопреки православным канонам и традициям веры. Еще два года назад он заявлял: «Мы живем в свободном мире, и каждый имеет возможность вполне выражать свое собственное мнение, но в разумных пределах. …Мы не можем сказать, что мы не признаем все другие церкви, будь то римско-католическая церковь, или церкви, которые вышли из реформации. Мы должны быть разумными во всех этих вопросах. Мы ничего больше не ищем, кроме того, что мы по ним приняли вместе». Тогда как православная экклесиология гласит: существует только одна Церковь Христова – Православная, а римо-католики (паписты) и все протестанты составляют ереси. И, по мнению многих, богословов и экспертов, именно такие настроения и являются серьезным препятствием для проведения Вселенского собора.

Но даже не в этом дело. Митрополит Эммануил в полном соответствии со своими симпатиями и взглядами во время трехдневного заседания Синода Вселенского патриархата заявил, что украинская церковь готова к историческому объединению и получению томоса от Варфоломея. «Надеюсь, что объединение православных церквей в Украине будет. Всегда с радостью езжу в Киев, чтобы увидеть ситуацию на месте. Мы молимся и всегда прилагаем наши усилия для объединения православных церквей в Украине. Мы живем в исторический момент, и по Божьей милости все будет хорошо для Украины», — убеждал он тогда журналистов.

Так что в Киев прибыл совершенно «правильный» человек. И подготовленный, знакомый с украинскими реалиями не понаслышке. С 2001 года по заданию Константинопольского патриархата выполняет обязанности по ведению Международного межрелигиозного диалога с монотеистическими религиями. В 2013 году возглавлял делегацию Константинопольского патриархата на празднованиях 1025-летия крещения Руси, а 17 августа 2014 года рулил делегацией того же Константинопольского патриархата на интронизации новоизбранного предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия в Киеве. Но был там страшно обижен тем, что ему, по его мнению, среди иерархов предоставили более низкое место, чем он заслуживает. Поэтому Эммануил осерчал так, что даже не участвовал в богослужении (не сослужил) в общих молитвах. А теперь, похоже, приехал отомстить Блаженнейшему митрополиту Онуфрию, который, как известно, 13 ноября сего года и «послал» главного «томоносного объединителя» Порошенко, и отказался участвовать в создании «новой церкви под томос», и даже прервал евхаристическое общение со Вселенским патриархатом и лично Варфоломеем.

И по-любому ситуация с томосом в Украине зависла. По мнению же многих экспертов, главным препятствием в признании новой украинской церкви, одаренной томосом, может стать ее непризнание всеми остальными четырнадцатью (или пятнадцатью, если принимать во внимание Православную Церковь США и Канады, которую признает Московский патриархат) православными церквями мира. В том числе и за то, что она, укро-церковь, будет создана Варфоломеем, который не имеет на это ни права, ни полномочий, так как он по статусу – не Папа Римский, который единолично руководит Римской же Католической церковью и волен, как говорится, казнить и миловать по своему усмотрению.

И вот, собственно, худшие предположения критиков томоса для украинских раскольников сбываются. Против него выступила Польская православная церковь (ППЦ). «Святейший Архиерейский Собор запрещает священникам Польской православной Церкви вступать в литургические и молитвенные контакты с «духовенством» так называемого Киевского Патриархата и так называемой «Автокефальной Православной Церкви», которые в прошлом сделали много зла», — говорится в заявлении Собора этой церкви.

И это событие вполне можно расценивать как знаковое и очень символичное. Не только потому, что свой протест против «папизма» Варфоломея высказала одна из 14 (15) православный церквей. В Киеве, если кто-то мешает выполнять им задания внешних кураторов, которые платят деньги, уже давно научились «класть с прибором» и прибаутками из местных поэтов: мол, «нам свое робыть» (нам свое делать). И даже не потому, что сама Польша – это «вернейший пес Америки» в Восточной и Центральной Европе, на всю голову больной агрессивной и пещерной русофобией, а значит, поддерживающий любые телодвижения, направленные против России и Москвы.

ППЦ – это церковь, которая сама прошла путь к томосу и автокефалии, очень похожий на то, что сейчас происходит в Украине. Начнем с того, что польское православие в составе Киевской митрополии по решению Вселенского патриархата от 1686 года было передано под юрисдикцию Московского патриархата.

Долгое время польские православные соглашались быть униатами, и только с обретением Польшей независимости в 1918 году, среди польских православных, находящихся в родстве с русским православии и под восстановленным Московским патриархатом, усилились и автокефалистские настроения, которые и привели в 1921 году к назначению на Варшавскую кафедру пребывавшего в эмиграции бывшего Минского архиепископа Георгия (Ярошевского), который в январе следующего года и был возведен в сан митрополита церкви, получившей автономию в составе РПЦ.

Уже в 1923 году Константинопольский патриарх Григорий VII, как сейчас его последователь Варфоломей, утвердил своим томосом избрание Варшавского митрополита Дионисия (Валединского) с присвоением ему титула «Митрополита Варшавского и Волынского и всей Православной Церкви в Польше и священно-архимандрита Почаевской Успенской лавры». И было сделано это на том основании, что польское православие в 1686 году якобы было передано под Московский патриархат незаконно и неканонично и без согласования с Московским патриархом. Решения было однозначно было поддержано тогдашним польским правительством. И уже в ноябре 1924 года, 94 года назад, ППЦ в Константинополе был дарован Патриарший и Синодальный томос о признании ППЦ автокефальной. Тогда же в Варшаве побывал представитель Константинопольского патриарха и все там поделал. Эту автокефалию признали все, повторяю, ВСЕ прочие поместные православные церкви мира, кроме Московского патриархата. Москва же разорвала общение с митрополитом Варшавским Дионисием и всем епископатом Польши.

И только после присоединению к СССР в 1939 году польских земель тогдашней Галичины и Волыни значительная часть ППЦ была опять переподчинена Московскому патриархату. После Второй мировой войны в Польше к власти пришли коммунисты, и под их давлением митрополит Варшавский Дионисий обратился к Московскому патриарху с покаянным письмом с просьбой вернуться в каноническое общение с РПЦ. Это и было сделано. А в июне 1948 года на заседании Священного Синода РПЦ представителям польского православного духовенства было вручено постановление, «согласно которому Русская Церковь благословляет Польскую Церковь на самостоятельное существование». То есть на создание своей автокефальной поместной церкви, современной ППЦ, которая окончательно и утвердилась 22 ноября 1948 года.

И вот сегодня, в канун 70-летия обретения собственной автокефалии, ППЦ отказывает в признании права на нее украинским раскольникам. Потому что они, украинские раскольники, идут не каноническим путем, получают автокефалию не от «материнской церкви», как предписывают каноны и традиции, а от Константинопольского патриарха, который возомнил себя «православным Папой».

И это, еще раз повторяю, символичное и знаковое событие, которое может стать тем последним гвоздем, на котором и повесят в каком-нибудь, даже неприличном, месте томос Варфоломея украинским раскольникам, которые торопятся, действуют под чужой политический заказ, путает грешное с праведным и действуют неканонично. Даже если этот томос и будет вручен Варфоломеем лично или кем-то из его представителей. Это вполне вероятно, ибо не только ППЦ, но и другие поместные православные церкви Европы и мира выступают против ТАКОГО (выделено мною. – Авт.) предоставления автокефалии человеком, который рушит все каноны и традиции. В угоду деньгам и политической конъюнктуре. В религии и вопросах веры люди еще различают, где кесарево, где слесарево, а где дело Божье. И это, согласитесь, радует.