Украинский томос: борьба за власть и очередная порция унижений для России

Украинский томос: борьба за власть и очередная порция унижений для России

Принятие томоса для Украины является центральной темой проходящего в Стамбуле Синода Вселенского патриархата. Анализировать веру с политической точки зрения, не затрагивая моральные аспекты – довольно тяжело, но мы все же рискнем.

Что означает принятие томоса для Украины?

Конечно, все помнят лозунг, под которым нынешний президент страны идет на следующий срок – «Армия! Вера! Язык!». И если с первым у Петра Порошенко всё прекрасно (напомню, госбюджет-2019 выделяет более 5% ВВП на оборону, даже воинственная Америка допускает лишь 3-3,5% ВВП), с языком – тоже довольно просто (санкции, скандальный «мовный закон», вопиющие националисты), то с верой как-то пока не заладилось. 

Обещанная Украине автокефалия может вывести Порошенко во второй тур голосами прихожан Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Оба института веры являются не каноническими, а их предстоятели преданы Анафеме Русской православной церковью (РПЦ) за раскольничество, впрочем, президента этот факт не смущает, ведь доля прихожан данных церквей несколько миллионов граждан. В совокупности со сторонниками Порошенко, националистами и другими выступающими против остальных кандидатов (их количество меняется в зависимости от соперников Порошенко) этой суммы граждан будет вполне достаточно для вывода однотурового во второй тур, а там и для победы (опять-таки, в зависимости от соперника, в случае соперничества с Вадимом Рабиновичем или другим русскоязычным политиком, представляющим интересы Юго-Востока, шансы Порошенко значительно возрастают). 

Официальная статистика времен Виктора Януковича гласит, что на Украине порядка 6-7 миллионов граждан отожествляют себя с Украинской православной церкви (УПЦ). В УПЦ КП ходят 4-4,5 миллионов, а прихожан УАПЦ насчитывается около 300 000. Распределение по областям вполне идентично электоральным предпочтениям украинцев: УПЦ преобладает на Юго-Востоке, в то время как Филарет и Макарий (главы УПЦ КП и УАПЦ) правят бал на Западной Украине. Остальные украинцы либо не причисляют себя к верующим, либо не определились с предпочтениями и ходят в ближайший храм раз в год на Пасху. 

При этом отмечу, что по данным портала «Религия на Украине» за 2018 год, количество прихожан УПЦ КП стремительно возрастает благодаря откровенной пропаганде, льющейся со всех плоскостей, а также из-за значительного усиления финансового и националистического положения и, как следствие, открытия новых институтов организации, зачастую, путем захвата храмов УПЦ. Только 50,3% опрошенных Украинским центром экономических и политических исследований им. А.Разумкова выступали за автокефалию для страны и только 9,2% за сохранение единства с РПЦ. Та же организация сообщает, что к марту 2018 с УПЦ КП себя идентифицируют 43% православных верующих Украины, что составляет 29% жителей Украины. При этом, на протяжении последних 8 лет, идентификация людей с УПЦ КП неуклонно растёт. С УПЦ себя идентифицирует в два раза меньше – 19% православных или 13% жителей страны.

Не могу не заметить, что 29% истинно верующих радикалов – сила, с которой придется считаться. 

В целом же вопрос томоса для Украины, к сожалению, лежит далеко не в религиозной плоскости. Что Порошенко, что Филарет таким образом пытаются заполучить власть над умами украинцев и установить в конце концов самодержавие. Правда, не слега понятно, как они будут мириться с присутствием друг друга, но это вопрос пока далекого будущего.

Расклады в мировой религиозной политике

То, что церковь испокон веков являлась еще одним институтом управления гражданами, думаю, не секрет. И если католическая церковь, несмотря на свои дробления, все же имеет значительный вес в мировом сообществе, то православная ветвь после Раскола 1054 года только и делает, что дробится. 

Напомню, окончательным фактором, повлиявшим на Раскол, стала борьба за влияние в Италии. После изменения государственных и политических границ, началось вытеснение Константинопольских приходов и замена греческих обрядов – латинскими. Конечно, само противостояние между Константинополем (восточная церковь) и Римом (западная церковь) началось задолго до этого: патриарх и папа спорили по каноническим и догматическим вопросам довольно длительное время. Ссоры по поводу обязаны ли прихожане держать пост в субботу во время Великого поста не прекращались, а апогеем стало закрытие в 1053 году латинских церквей в Константинополе по распоряжению патриарха Михаила Керулария и показательное надругательство над западными обрядами. В дальнейшем ситуация лишь усугублялась: взаимная анафема, различные провокации, включая погромы латинских или византийских кварталов и, конечно, жажда власти. Что патриархи, что папы, сменяющие друг друга на двух престолах, алчно жаждали объединить верующих под своим началом. 

И все же. После окончательного Раскола, католическая церковь пусть и сдала позиции в мировом сообществе, но осталась сильна. А вот православную ветвь постигали неудачи за неудачами. Сначала падение Константинополя, потом дробление – получение автокефалий для России, Сербии, Греции, Болгарии и т.д. 

Что такое автокефалия на политическом языке? Это государство со своим главой, находящееся в составе мирового сообщества по типу, например, Евросоюза. Так, ни одна православная церковь не может явиться на территорию другой без приглашения последней, а также не имеет права вмешиваться во внутренние дела другой поместной церкви. 

Таким образом, мировая православная церковь – это, можно сказать, конфедерация, где каждый член имеет собственные территориальные границы и собственные законы. 

Но, если это конфедерация, то кто тогда такой Вселенский патриарх Варфоломей? Президент/глава? Или номинальная фигура, не имеющая реальной власти, в обязанности которой входит лишь посещение мировых форумов, то есть, торговля лицом? Конечно, последнее.

Напомню, из-за постоянных фрагментация православной церкви под личным управлением Варфоломея находится лишь Украинская община Канады и США и некоторые приходы в Африке и Азии. Остальные части православной церкви по примеру российской, которая первой вытребовала себе томос в 15 веке, уже давно стали независимыми. Может ли в таком случае глава 5-10 приходов считаться главой православной церкви? Вопрос – риторический. 

В этом ключе стоит напомнить недавнюю характеристику данную экс-премьером Украины Николаем Азаровым Варфоломею. 

«Мне приходилось 2 раза встречаться с Варфоломеем, это человек, который боится своей тени. Заметьте, это патриарх без приходов. Когда мы беседовали, из его окна раздавались голоса мусульманских священников, читающих проповеди. Он тогда меня попросил, дескать, когда вы будете беседовать с Эрдоганом, поговорите с ним, расскажите в каких условиях мы существуем, посодействуйте. И тут этот нерешительный человек, несамостоятельный решил принять такое судьбоносное решение. Конечно, ясно, что американцы приложили руку и он осмелел. Что мешало дать этот томос 20-25 лет назад? Ничего. А тут, он получил поддержку и осмелел», — сказал политик.

Интересно то, что разговоры об автокефалии украинской церкви шли довольно давно и более того – были довольно успешными. Правда, томос должна была получить каноническая УПЦ, а никак не еретическая УПЦ КП. Однако в свете одностороннего конфликта Украины с Россией для усиления националистических настроений в обществе и из-за поддержки Филаретом «европейского курса страны» и наиболее радикальных представителей сегодняшнего «патриотизма» было принято решение продвигать независимость УПЦ КП. 

Во-первых, это, не побоюсь этого слова, патриотично. Во-вторых, это очередной виток в борьбе за умы украинцев. В-третьих, а куда деваться? Ведь главой независимой православной украинской церкви никак не может быть миротворец Онуфрий, не поддерживающий Порошенко в его стремлении окончательно залить кровью Украину. Какой мир? У нас война в разгаре, а то, что РФ на нее не явилась, это исключительно ее проблемы. 

В кулуарах президентского сообщества 10 октября сообщили о встрече Онуфрия и Порошенко. Последний пытался заставить главу УПЦ признать автокефалию для Филарета. Как рассказывают источники, беседа велась на повышенных тонах. Онуфрий отказался потакать Порошенко и даже пригрозил ему анафемой, ведь президент страны – внимание – является прихожанином УПЦ, несмотря на демонстративные объятия с Филаретом. 

Что следует из всего вышесказанного?

На Украине идет борьба за власть, которая из откровенно политической плоскости перешла в околополитическую — религиозную. 

Создание независимой церкви на базе еретической УПЦ КП – очередной плевок в адрес России, под покровительством которой и находится каноническая УПЦ. Не может в «защищающейся» стране действовать церковь «под флагом» «страны-агрессора». И плевок этот не столько украинский, сколько инициированный «партнерами» Украины. 

Получение томоса приведет к мягкому приказу объединения на базе УПЦ КП всех остальных православных частей церкви. Для этого, собственно, и была снята анафема с Филарета и Макария. Впрочем, этот факт пока не подтвержден официально. Нужно отметить, что даже будучи главой Православной церкви Варфоломей не имел права признавать раскольников каноническими патриархами, вспоминаем политический пример конфедерации и законов, действующих на территории каждого государства-церкви. 

При отказе от объединения УПЦ оказывается вне закона. Варфоломей и власть Украины официально назначают УПЦ КП – единственной независимой церковью страны, что, как следствие, приводит к гонениям на прихожан и священников, захвату храмов и земель и, вполне возможно, к религиозной войне.

Готов ли Порошенко пойти на всё это? О чем речь, конечно, готов. 

Будет ли Онуфрий бороться с томосом? Будет, так как единоличное решение Варфоломея – не является законным и более того нарушает уставы той самой конфедерации. Многие автокефальные церкви, например, Белорусская православная церковь или Антиохийский патриархат, выступили резко против томоса для Украины вплоть до разрыва всяческих отношений с Константинополем. Таким образом, украинская автокефалия может обернуться очередным дроблением и без того раздробленного православного патриархата. Впрочем, может это и к лучшему. Марионетка на троне, годящаяся только для торговли лицом, уже давно никому не нужна. А его зависимость от мирских благ и торговля независимостью лишь окончательно портит репутацию православной церкви.

Начнется ли религиозная война? Ответа на этот вопрос, увы, нет. Единственное, что можно сказать – это твердая позиция Онуфрия касательно мира на Украине, однако, националистам и радикалам под покровительством Филарета на это давно плевать.