Бумеранг «цветной революции» вернулся в Америку

Бумеранг «цветной революции» вернулся в Америку

Сначала борцы против расизма принялись добиваться демонтажа монументов деятелям Конфедерации, перейдя в последнее время и к «акциям прямого действия», а затем расисты и нацисты в ответ начали свою «войну памятников». В Бостоне они осквернили памятник жертвам Холокоста, и вот намедни вандалы добрались уже и до святыни общенационального значения — Мемориала Авраама Линкольна в Вашингтоне: на одной из его колонн злоумышленник написал нецензурную брань.

Позволю себе изложить свое личное отношение к памятникам конфедератам. Я, конечно, не испытываю никаких симпатий к белым расистам и рабовладельцам Юга, но я считаю кампанию, развернутую левыми США, глупым делом. Потому как указанные памятники давно утратили какую-либо идеологическую нагрузку, став просто памятниками истории, которую никак не перепишешь. Как раз напротив — своими действиями левые провоцируют ультраправых, поднимают им популярность и заново придают памятникам персонам прошлого ту негативную идеологическую нагрузку, от которой они избавились. По сути, эти статуи и монументы становятся некими символами борьбы, объединяющими вокруг себя правую реакцию США!

Южане, безусловно, воевали за неправедное дело, но сражались очень хорошо — это был достойный противник, заслуживающий уважения. Мы ведь с уважением относимся к Наполеону Бонапарту — узурпатору и тирану, залившему реками крови Европу, не так ли? А генерал Роберт Ли, памятники коему призывают убрать, тоже был выдающимся полководцем. И, как верно заметили уже некоторые обозреватели, Ли сам относился к рабовладению негативно и воевал за Юг скорее из чувства долга перед своей малой родиной. Кадровые военные, вообще, слишком часто воюют за заведомо неправое дело из верности воинской присяге и «чувства долга».

В общем, Гражданская война в США — это как раз тот случай, когда нужно перестать бередить раны и прийти к примирению, перестав воевать с прошлым. Но политически активным гражданам США, называющим себя левыми, свойственно бороться с символами и с какими-то частными проявлениями Системы, вместо того чтобы бороться с ее существом. Теперь они обратили свой гнев против памятников.

Но и нельзя не обращать внимания на активизацию ультраправых, включая уже как бы подзабытый Ку-Клукс-Клан, после прихода в Белый дом Дональда Трампа. Белые расисты — это тоже, видимо, весомая часть его электората, и теперь Трамп снова поставлен в неудобное положение, поскольку он не может открыто пойти против своего избирателя, а значит, от него можно ожидать, что он попробует покрывать «наци», вызывая этим новое негодование левых и либералов.

Столкновения — уже с кровью — вокруг памятников показывают новую фазу гражданского конфликта внутри США, рост взаимной ненависти и нетерпимости оппонентов, превращающихся во врагов. Противоречия нарастают и углубляются, спускаясь от раздрая в верхах, в элитах на уровень взаимоотношений соседей, коллег по работе, родственников. А это и есть «предчувствие гражданской войны».

И не надо, господа, крутить пальцем у виска, когда политологи «андеграунда» вроде вашего покорного слуги говорят о возможности гражданской войны в США. Мол, это невозможно, ибо в Америке наработаны прочные механизмы демократии, в крайнем случае полиция и национальная гвардия без труда подавят беспорядки. Вспомните: за последние 30 лет в мире произошла уйма совершенно невозможных и абсолютно невероятных событий. И мы в своих оценках вероятности невероятного сценария исходим не из субъективных пожеланий или каких-то темных пророчеств «бабы» Ванги, а из факта объективных противоречий, исподволь раздирающих США.

Опасность для всего мира кроется в том, что когда раскол и накал в обществе подойдет к «красной черте», властям США придется принимать крайние меры для «объединения нации», для ее «сплочения» перед лицом вселенского зла, для борьбы за «идеалы свободы и демократии» и все остальное бла-бла-бла. Наилучший способ достичь «единения нации» давно и хорошо известен: война. Объект для нападения уже определен. Осталось дождаться «казус белли» — или самим устроить его.

Это было бы повторением Перл-Харбора и атаки на «башни», только на более высоком уровне, соответствующем ставкам в нынешней глобальной игре. Скажут: «Нация скорбит, но она едина как никогда в своей решимости освободить человечество от тирании и деспотизма».

Другой вопрос, способно ли американское общество сегодня сплотиться так, как оно способно было сплотиться в 1941 г. или совсем недавно еще, в 2001-м? Не исключено, что корейская авантюра как раз дала бы толчок к распаду общества.

Дмитрий Королев